Реджио – педагогика свободы

Дина Дианова – эксперт по адаптации реджио-подхода, 12 лет она развивает студию свободного развития «Зеленое яблоко». Именно этот подход был выбран для детской студии в офисе «ВкусВилл», и он показался нам настолько интересным, что захотелось рассказать о нем и другим. Эта тема не связана с продуктами питания, о которых мы обычно пишем, но очень близка к философии «ВкусВилл». Надеемся, нашим читателям будет интересно.

«В центре реджио-подхода стоит ребенок, не привычный нам пустой сосуд, который надо наполнить чем-то необыкновенным с нашей, взрослой, точки зрения, какой-то научной картиной мира и правильными вещами, - рассказывает Дина Дианова, - Мы относимся к ребенку, как к ларцу с сокровищами, которые надо явить миру. И взрослым надо создать такие условия, в которых эти сокровища явятся».

Для этого создается особая богатая среда, наполненная различными материалами, специальными устройствами и возможностями, которые провоцируют интерес ребенка, а взрослые являются своего рода фасилитаторами, которые помогают ребенку в этой среде реализовать этот интерес и строить свой мир.

«Это нам позволяет увидеть реальные интересы ребенка: как он строит отношения с другими детьми, другими объектами, как он себя проявляет в этом взаимодействии. Потому что реджио - это действительно педагогика свободы, но это свобода сообщества, в которой ребенок находит баланс между своими интересами и интересами группы, в которой он находится», - объясняет Дина.

Подход был создан гражданами, это не выдуманная в кабинетах система, а педагогика, выросшая из реальной истории маленького городка Реджио-Эмилия на севере Италии, откуда она и получила свое название. В послевоенные годы жители решили, что их будущее будет зависеть от настоящего их детей и захотели создавать такие школы и сады, в которых личность развивалась бы свободной, творческой, критически мыслящей, то есть, приобрела бы все бесценные навыки для XXI века - софт-скиллз, как мы бы назвали их сейчас.

Потом к энтузиастам присоединился молодой учитель Лорис Малагуцци. Он был настолько вдохновлен гражданским подвигом простых людей, что начал активно изучать, привлекать и перерабатывать все новое в психологии и педагогике того времени, включая систему Марии Монтессори, вальдорфскую педагогику, идеи основателей когнитивной психологии Льва Выготского и Жана Пиаже, а также других мыслителей практиков.

В итоге к 60-м годам в Реджио-Эмилии возникла целая система дошкольных учреждений, которая включала в себя ясли и сады с совершенно уникальным подходом - в центре сада Лорис Малагуцци поставил фигуру «художника», который работает с детьми, и «ателье» - у нас бы это называлось «творческая мастерская», наполненная разными возможностями.

В этой мастерской происходит много интересного - там нет программы, а есть проектирование - постоянно возникающая программа от задач, которые стоят перед ребенком, перед группой детей, перед сообществом. И всегда есть ответ на вызов времени: возникают какие-то интересные явления в городе, и это явление может стать предметом проекта в группе.

Нет никакой, в нашем понимании, программы обучения, жесткости плана, а есть открытая творческая обстановка. Всячески приветствуется исследовательское поведение детей, выдвижение детьми собственных гипотез. Ошибки и время рассматриваются как личный и групповой ресурс.

Нет четких рамок в проекте: он может начаться, притормозиться, снова возобновиться. Он может охватывать всю группу, или быть предметом интереса одного или двух детей. Взрослый не указывает, что делать, а включен в процесс вместе с детьми. Он не навязывает помощь, не диктует, не задает вектор. Но может провоцировать.

Например, ребенок приносит в студию игрушку, маленькую морскую звезду, кладет ее на поверхность оверхед-проектора, который в увеличенном варианте проецирует ее на большой белый лист на стене, затем он обводит эту уже выросшую в размерах звезду. А это волшебное действие провоцирует интерес у других детей и становится началом большому Морскому проект, в котором создается целый мир, населенный разными подводными обитателями, реальными и фантастическими.

Итак, пространство мы создали, теперь оно должно наполняться правильными взрослыми. В чистом виде подход существует только в Реджио-Эмилии. За последние 50 лет по всему миру вдохновившиеся реджио-педагогикой специалисты и родители адаптируют ее и развивают под свои задачи и окружение. Но главное везде – насыщенная различными предложениями среда и сотрудничество детей и взрослых. Причем, взрослый не дает готовой научной картины мира, не критикует «несовершенные» детские гипотезы, он, прежде всего, создает возможности, наполняет ими среду и вместе с детьми ее поддерживает и наполняет.

Реджио-педагогика развивает в растущем человеке творческий подход к любой деятельности, критическое мышление, саморегуляцию, умение работать в команде.

В реджио-подходе заложен огромный потенциал развития демократии - правила не спускаются сверху, а рождаются из прецедентов и ситуаций. Они свободно обсуждаются, поддерживаются и транслируются самими детьми. В подходе, прежде всего, уважается право ребенка на свой путь развития и строительства собственного знания о мире и о себе. Дети открыты к познанию, они с радостью объединяются в группы вокруг общих интересов. И у каждого ребенка должна быть возможность и самому что-то поделать или укрыться в уютном домике-норке и подглядывать за миром.

«Ребенок состоит из сотни.
У ребенка
сто языков,
сто рук,
сто мыслей,
сто способов думать,
играть и говорить.
Сто способов слушать,
восхищаться,
любить.
Сто радостных чувств,
чтобы петь и понимать
сто миров,
чтобы совершать открытия.

У ребенка
сто (и еще сто, сто, сто) языков,
но у него крадут
девяносто девять из них.
Школа и культура
отделяют голову от тела.
Они учат:
думать без рук,
делать без головы,
слушать молча,
понимать без радости,
а любить и восторгаться
только на Пасху и Рождество.
Они учат:
открывать уже существующий мир,
а девяносто девять из ста миров крадут.
Они учат:
игра и труд,
реальность и фантазия,
наука и воображение,
небо и земля,
разум и мечты —
вещи, несовместимые друг с другом.

В общем, учат,
что нет никакой сотни.
Ребенок говорит: сотня есть».
Лорис Малагуцци, основатель реджио-подхода

Всё по предмету: